Гибкая платформа будущего ("Коммерсант-ИТ", май 2017)

22.05.2017

Спецприложение «Коммерсант-ИТ» провело опрос ведущих российских экспертов о трендах развития цифровой инфраструктуры. На вопросы издания ответил Федор Гриценко, директор по комплексным проектам, компания «Сервионика» (ГК «Ай-Теко»)

Gritsenko- Какие требования накладывает цифровизация бизнеса на инфраструктуру бизнеса, который хочет трансформироваться?

Можно считать, что эти требования изложены в самом определении цифровизации, или цифровой трансформации: «процесс изменения бизнеса через переосмысление подхода к стратегическому планированию, внедрению инноваций и адаптации бизнес-моделей к условиям современной цифровой экономики».

Почему это изменение необходимо? Динамика развития рынков и технологическая революция отправляют «в архив» привычные подходы. Например, неуклонно сокращается бумажный документооборот (рост российского рынка СЭД в 2015 году, по оценке TAdviser, составил 10%), так как он не дает возможности справиться с тем объемом данных, которыми оперирует современный бизнес. Растет потребность компаний в инфраструктурных решениях для поддержки высоконагруженных транзакционных сервисов, а также сервисов с гибридной нагрузкой. В числе ключевых требований – масштабируемость, доступность, простота управления.

В чем состоит переосмысление? Например, в новом понимании ценности данных. По известной статистике IDC, к 2020 году в мире будет накоплено порядка 44 зеттабайт (на долю России придется около 3%). При этом сейчас лишь 22% данных анализируются (к 2020 году этот показатель увеличится до 35%), и лишь 5% от этого количества представляют ценность для бизнеса. Умение быстрее и точнее вычленять самую необходимую информацию и применять ее для решения стратегических задач является сегодня ключевым конкурентным преимуществом. Именно оно определяет, какие продукты или услуги будет предлагать компания, как и для какой аудитории они будут создаваться. Кроме того, переосмысливается подход к информационной безопасности: от контролирующего – к сервисному, и акцент все чаще смещается на предиктивную аналитику. По результатам опроса 600 ИТ-директоров, проведенного Forbes Insights и Hitachi, более 91% респондентов наблюдают увеличение доходов предприятия от данных и аналитики.

Почему необходимо внедрение инноваций? Бизнес-модели и технологии устаревают, и способность компании продуцировать новые идеи работы с потребителем и оптимизации своей деятельности определяет, насколько долго и успешно она будет работать на выбранном рынке. По результатам упоминавшегося выше опроса Forbes Insights и Hitachi, более 50% участников считают цифровую трансформацию стратегическим приоритетом. При этом 61% уже ведет такие проекты, а еще 13% считают свою компанию лидером в области цифровизации. Большинство проектов в крупном бизнесе и госсекторе России сегодня – интеграционные (в частности, СМЭВ) и инфраструктурные (попытки создания государственного облака, государственной сети дата-центров, ГИС «Выборы» и др). В коммерческом секторе этот подход позволяет выстроить долгосрочные партнёрские отношения и оптимизировать затраты на закупки за счет консолидации данных, централизованного планирования, развития программ лояльности, предоставления сервисов поставщикам и развития экосистемы.

Яркий российский пример – выход ПАО «Северсталь» на рынок e-commerce: компания создала электронную торговую площадку по продаже металлопродукции, чтобы сократить затраты и ускорить для контрагентов весь цикл обслуживания. В магазине планируется представить более 5 тыс. позиций. Удобный интерфейс позволит клиентам быстро сформировать и отслеживать свой заказ, определить способ доставки и рассчитать ее стоимость. Кроме основных функций оформления заказа, в магазине доступны дополнительные сервисы, позволяющие клиенту выбирать особые условия поставки, касающиеся упаковки, маркировки и других аспектов. Ожидается, что к 2018 году этот сервис будут использовать 100% российских клиентов компании, заказывая через интернет более 3,5 млн тонн металлопроката. Кроме того, в 2018 году «Северсталь» планирует запустить англоязычную версию интернет-магазина и сделать его доступным клиентам со всего мира.

В ситуации, когда любое взаимодействие должно быть максимально быстрым и точным, особую роль приобретает качество экосистемы компании – как внутренней (сотрудники), так и внешней (партнеры, клиенты). На этом основана успешность большинства бизнес-моделей нового типа. Например, Uber работает в более чем 76 странах и 596 городах мира (на май 2017), не имея ни одного водителя в штате. Booking.com является мировым лидером рынка бронирований, не владея и не управляя ни одним отелем. Facebook имеет все шансы на то, чтобы стать ведущей медиакомпанией мира, однако в ее штате нет журналистов, видеооператоров или режиссеров. Аналогично переосмысливается и роль государства, эволюционируя от контролирующей к сервисной. Примеры –порталы Gosuslugi.ru, АИС «ЖКХ», EMIAS, построенные по принципу предоставления цифровых услуг гражданам страны.

- Какие технологии становятся a must в новой цифровой инфраструктуре?

С точки зрения бизнес-выгод, компании ожидают от технологий тех же преимуществ, что и ранее: снижения затрат, повышения оперативности бизнеса, высокого уровня ROI. Меняется спектр технологий, на которые делают ставку. Сегодня в России это – облачные технологии и свободное ПО. В России рынок облачных сервисов даже на фоне кризиса показывает рост уже в течение нескольких лет: по оценкам J’son & Partners Consulting, объем российского рынка корпоративных облачных сервисов IaaS, SaaS и ВАТС вырос в 2016 году на 40%, и с учетом web-сервисов (отчетность, ЭДО, EDI) достиг размера в 20 млрд руб. При консервативном сценарии развития рынка (CARG 28%) в 2021 году его совокупный объем, по оценке аналитиков, составит около 70 млрд руб., а при оптимистичном – 80-100 млрд руб. в 2021 году (CARG 40%). Gartner прогнозирует, что до 2020 года стратегия перехода в облако будет определяющей для более чем 50% мирового объема сделок по ИТ-аутсорсингу. В том числе, мировой рынок общедоступных облачных услуг вырастет на 18% в 2017 году до 246,8 млрд. долларов по сравнению с 209,2 млрд. долларов в 2016 году. Наибольший рост произойдет за счет услуг облачной инфраструктуры (IaaS), а рынок облачных приложений (программное обеспечение как услуга [SaaS]) вырастет на 20,1% и достигнет $ 46,3 млрд.

В связи с ростом объема информации, который компании обрабатывают в повседневной работе и используют для разработки и корректировки стратегий, растет потребность в решениях для обработки больших объемов данных (в том числе – in-memory). Перспективным сегментом являются микросервисы, позволяющие оптимально использовать ресурсы в распределенных программных системах. С их помощью выполняется одно из самых актуальных требований бизнеса к ИТ-инфраструктуре: гибкость и масштабируемость. Каждый сервис выполняет свою функцию (пользовательский интерфейс, логистика, выставление счетов и т. д.), но благодаря их взаимодействию в рамках общей сети их легко комбинировать и настраивать, причем в эти процессы активно вовлечены пользователи – это позволяет быстрее получать обратную связь, снизить затраты на разработку, тестирование и управление ИТ.

- Насколько сложна миграция? Как можно оценить размер инвестиций и средний срок такого проекта?

На наш взгляд, миграцию стоит рассматривать не как переход от одних решений к другим (возможно – более совершенным). Речь о качественном изменении, о вызовах, для которых компаниям необходимо перестраивать свою культуру, свою ДНК – и исходя из этого менять набор используемых ИТ-инструментов. Вспомним высказывание Германа Грефа о том, что «эти ребята (уже упоминавшийся Uber и другие новые лидеры) уже едят наш ланч». Без преувеличения, цена вопроса в случае пренебрежения вызовами цифровой трансформации – будущее компании, сама возможность ее существования. И в этом контексте важна не цена перехода, а цена получаемого результата: быть или не быть компании в новой, цифровой реальности. 

Комментарии включены в статью "Гибкий фундамент будущего" на сайте газеты "Коммерсант"

Назад к разделу "Публикации"