Рынок IT: Выжившие (РБК, март 2016)

11.03.2016
Рынок IT: Выжившие (РБК, март 2016)

Депрессивные настроения и прогнозы скорой смерти на рынке ИТ сменяются негласным правилом держать хорошую мину. Сегодня все сосредоточились на выживании. В фокусе остаются отечественные разработки, свободное ПО и миграция на оборудование с Востока. На вопросы портала РБК об итогах 2015 года в ИТ-отрасли ответил Евгений Щепилов, управляющий директор компании «Сервионика» (ГК «Ай-Теко»).

Какие изменения вы наблюдали на рынке ИТ за последний год?

Определяющими были тренды, проявившиеся еще в 2014 году: сокращение бюджетов заказчиков на ИТ-проекты, централизация бюджетов, возросшие требования к эффективности ИТ, потребность в оптимизации ИТ-инфраструктуры и поиск сервисов, способных решить эту задачу. Выход из этой ситуации заказчики видят в переходе к более экономичным сервисам, увеличении объема задач, решаемых собственными силами, и выборе поставщиков и сервисов, проекты с которыми дают наиболее быстрый и четко измеряемый результат.

Важную роль в изменении рынка сыграли законодательные реформы. С точки зрения госпроектов, это новая редакция закона 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», позволяющего даже в условиях недостатка средств реализовывать крупные федеральные интеграционные проекты. В условиях кризиса инвестировать в такие проекты могут только крупные компании и лишь немногие банки берут на себя риски кредитования. Результаты введения нового закона о персональных данных, вступившего в силу 1 сентября 2015 года, еще предстоит оценить: насколько он повлиял на изменение спроса на услуги российских ЦОД и сервис-провайдеров. Возможно, следующим этапом развития законодательства о ПД станет появление института доверенных операторов, берущих на себя обязательства по обеспечению безопасности данных. Сейчас вопрос ответственности за данные находится, в основном, на стороне пользователя и зачастую решается формально: от пользователя требуют подписывать согласие на обработку ПД, но кто и какими средствами будет это делать – непонятно.

Влияние каких факторов наиболее остро ощущают сегодня заказчики и поставщики?

Безусловно, повлияли санкции: оборудование ряда известных вендоров оказалось недоступным, к тому же снижение бюджетов сократило возможности закупок импортного оборудования. Закупают именно то, что необходимо «здесь и сейчас», а не на перспективу. То, что когда-то приобреталось для планировавшихся проектов, сейчас чаще всего используется для модернизации и оптимизации сложившейся инфраструктуры, но не для стратегических задач роста.

Насколько импортозамещение было трендом в 2015 г. и остается им сейчас, по вашим наблюдениям?

Этот тренд действительно влияет на все сегменты рынка – от госструктур до небольших компаний, и в 2016 году также сохранит свою важность. Но стоит различать маркетинговую составляющую этого понятия и реальные действия, которые стали возможным благодаря этому тренду. Например, стимулом не только для ИТ-отрасли, но и для экономики в целом могут стать проекты по переносу производства оборудования в Россию, в том числе – при участии зарубежных партнеров, не входящих в санкционные списки. Так, компания Huawei по итогам 2014 года говорила о росте бизнеса по сетевому оборудованию в России на 184%, а по серверам и СХД – на 387%. В марте 2015 года было объявлено о создании первого российского блейд-сервера «Эльбрус» на российском процессоре.

«Под флагом» импортозамещения многие компании заявили о готовности развивать разработку, создавать российские операционные системы, решения для виртуализации, управления базами данных и т.д.. Однако на практике реально работающих российских решений на рынке пока мало, так как их создание требует от компаний инвестиций – в первую очередь, в квалифицированных разработчиков, которых не хватает на рынке.

Так, «Сервионика» с 2012 года успешно представила на рынке две облачные платформы собственной разработки: IaaS-платформу на открытом коде MakeCloud и проприетарную платформу eCloud. Накопленный опыт дал возможность создать новое для российского рынка решение – виртуальную сервисную платформу РУСТЭК, ориентированную на управление крупными сложными виртуальными ИТ-инфраструктурами, использующимися в госсекторе и крупном бизнесе. Это полностью российская разработка на платформе OpenStack, в ее создание «Сервионика» инвестировала более 27000 человеко-часов. Этот проект стал одной из основ сотрудничества с Huawei и ключевой  задачей нашего нового центра разработки в Иннополисе (Татарстан). В настоящее время РУСТЭК находится на рассмотрении для включения в реестр российского ПО. 

Рост потребности в российских решениях создает условия для «госзаказа» на ИТ-профессии: согласно «Дорожной карте развития ИТ-отрасли», в 2014-2018 годах в России должно было появиться не менее 350 тыс. новых ИТ-специалистов, причем 125 тыс. подготовлены в вузах на бюджетной основе. Количество бюджетных мест по ИТ-специальностям за 2 последних года выросло почти в 2 раза (с 25 до 42,5 тысяч), а в 2016-2017 учебном году прирост составит 31%. Многие помнят фразу министра Н. Никифорова о «миллионе программистов», но вопрос в том, будут ли эти специалисты готовы к работе с технологиями, которые сейчас актуальны и востребованы рынком. По оценкам самих выпускников ИТ-вузов (исследование ВЦИОМ, АПКИТ и SAP), пока только 13% считают, что полученных знаний достаточно для реальных проектов. Устранить этот разрыв между учебными и рабочими реалиями можно только практикой, поэтому мы приходим в вузы с практическим курсом, направленным на изучение основ и приобретение начального опыта программирования на OpenStack – одной из наиболее популярных открытых облачных платформ в мире. В фокусе интересов – не только ИТ, но и отраслевые специализации: с начала 2016 года «Сервионика», например, провела спецкурсы по OpenStack  в РЭУ им. Плеханова и Финансовом университете при Правительстве РФ.

Каковы сейчас ключевые потребности в ИТ со стороны предприятий разных отраслей экономики? Какие новые запросы обозначились наиболее явно?

Изменение запросов продиктовано переориентацией большинства компаний со стратегических потребностей на то, что нужно в текущей ситуации. Если говорить об услугах аутсорсинга, в приоритете – сервисы, которые дают быструю и измеряемую экономию. Например, растет популярность услуг по оптимизации офисной печати (MPS). Стало больше контрактов с фиксированной стоимостью, позволяющей застраховать риски и инвестиции заказчиков от колебаний валютного рынка и спроса, с поэтапной оплатой или пост-оплатой.

Сейчас для клиентов приоритетны готовые решения, которые можно быстро внедрить и быстро получать от них выгоду. Частой практикой становится SuccessFee – подход, по которому оплата за проект ставится в зависимость от его результата. Если раньше заказчики стремились к наиболее полным комплексным пакетам, стремясь передать на аутсорсинг как можно больше функций и оставить за собой только управление и контроль, то сегодня заказчик больше задач сохраняет за собой либо выбирает базовые услуги – вычислительные ресурсы, виртуальные машины или телекоммуникационные каналы, а такие сервисы, как резервное копирование или мониторинг, считает опциями, входящими в состав предоставляемых ресурсов. Практика длительных инвестиционных проектов, в результате которых созданные решения могли уже в момент запуска быть неактуальными, так как потребности бизнеса изменились, уступила место коротким проектам с четкой измеряемой эффективностью и низкими затратами – то, что всегда ожидалось от аутсорсинга.

Насколько поставщики ИТ готовы к меняющимся реалиям спроса? Какие трансформации претерпевает бизнес самих ИТ-компаний?

Основное изменение – это уход от четкой специализации. ИТ-компании формируют у себя компетенции, которые позволяют предоставлять заказчикам наиболее комплексные предложения. Например, «Сервионика» изначально развивается как универсальный сервис-провайдер, и сегодня мы видим, что этот подход дает возможность гибкого формирования комплексных сервисных пакетов, управления ценообразованием и роста новых компетенций – например, собственной разработки.

Еще один тренд – слияния и поглощения, консолидация рынка, первые признаки которого проявились еще в 2014 году. Это стандартная для кризиса ситуация, когда крупные компании могут быстрее расширить свои возможности и долю рынка за счет приобретения более мелких игроков с необходимыми компетенциями – отраслевыми или технологическими, и их клиентской базой. 

Полный текст обзора - на сайте РБК

Назад к разделу "Публикации"