Проект «Стратегическое окно» (портал Research&Trends)

31.03.2016
Проект «Стратегическое окно» (портал Research&Trends)

Изменилась ли структура спроса в вашей отрасли за последние год-полтора? Если да, то, как именно?

Из направлений, в которых есть потенциал роста обращений к ИТ-аутсорсингу, можно назвать ритейл, промышленность и госсектор. В торговле обостряется конкуренция, что требует от игроков применять инновации для повышения эффективности; госструктуры не всегда обладают необходимыми ИТ-компетенциями и техническими возможностями для обеспечения требуемого качества предоставления электронных госуслуг; в промышленности все большую актуальность приобретают «умные» решения по оптимизации производственного процесса на базе интернета вещей, мобильных и облачных технологий. Участие квалифицированного подрядчика оказывается полезным на этапе внедрения и для передачи лучших практик в процессе поддержки и развития ИТ-инфраструктуры нового типа. Сегодня 75% компаний с 500 и более автоматизированных рабочих мест используют ИТ-аутсорсинг для тактических и стратегических задач (данные ICL Services). По данным исследовательской компании Gartner, расходы на ИТ-аутсорсинг будут увеличиваться вплоть до 2018 года, а подъем в 2015 году будет замедлен, но все-таки составит в среднем 4,5 %. Что касается России, то, по оценке CNews, ИТ-аутсорсинг по итогам 2015 года в 6 раз опередил другие сегменты ИТ-рынка по темпам роста.

Произошло ли перераспределение направлений маркетинговой активности на вашем рынке? Если да, то как именно? 

С точки зрения продвижения услуг мы стали больше делать ставку на представление уже состоявшихся, успешных проектов. Заказчик хочет увидеть не только отраслевой опыт аутсорсера, но и конкретные результаты, примеры, и это становится весомым аргументом на этапе выбора провайдера. Этому способствует новый для России тренд Success Fee - подход, по которому оплата за проект увязывается со степенью его успешности, полнотой достижения целей. Также сегодня заказчики стремятся сохранить больше задач за собой, выбирая у аутсорсера либо базовые услуги, либо редкие для рынка компетенции. Набирают популярность краткосрочные, легко просчитываемые проекты с низкими затратами.

Появились ли в вашей отрасли новые технологии, которые потенциально могут вытеснить уже существующие? Если да, то какие?

Значительные изменения связаны с распространением облачных технологий. Они позволили трансформировать саму бизнес-модель аутсорсера: перейти от простого оказания услуг «по требованию» к предоставлению всех уровней ИТ-инфраструктуры и полного спектра связанных с ней сервисов: от аренды оборудования и вычислительных ресурсов до предоставления и поддержки ПО. Причиной этих изменений являются экономичность и прозрачность облачных технологий, рост доверия к ним, совершенствование инструментов управления информационной безопасностью и законодательства в этой сфере. Стоит отметить и развитие услуг, связанных с поддержкой решений: передавая их на аутсорсинг, заказчики ждут от провайдера высокой квалификации даже в рамках узкоспециализированной технологии, продукта или бизнес-процесса.

Ощущаете ли Вы давление со стороны компаний, работающих на смежных рынках? Если да, то со стороны каких отраслей?

Ощущаем, но не со стороны компаний из смежных отраслей, а со стороны вендоров, которые усиливают самостоятельное продвижение своих продуктов и услуг. Правда, здесь интеграторы все равно выигрывают, так как лучше понимают специфику и потребности клиентов и уже имеют опыт работы непосредственно у заказчиков – такие компетенции вендорам только предстоит сформировать, так как сама бизнес-модель вендора, как правило, рассчитана на работу через партнеров – интеграторов, реселлеров.

Также на рынок выходят инсорсинговые игроки – скажем, «Сбербанк» в лице своего ИТ-подразделения, обладая масштабным опытом в банковской сфере, начинает предлагать его на коммерческой основе другим банкам. Аналогичную функцию ИТ-инсорсинга играет компания «РТ-Информ», входящая в холдинг «Ростех». В основном, такие структуры создают крупные компании и госкорпорации.

Появились ли на вашем рынке новые сильные игроки? Если да, то можно ли говорить об изменении границ вашего рынка?

В текущей конъюнктуре появление новых компаний на рынке ИТ-аутсорсинга маловероятно: рыночная ситуация скорее способствует консолидации рынка вокруг крупных игроков с уже сформированными сервисными предложениями и ресурсами. Новый игрок может появиться, например, в результате крупного эксклюзивного контракта. Но, скорее всего, его ресурсы будут полностью ориентированы на конкретного заказчика и это будет ближе к инсорсинговой модели.

Изменилась ли концентрация вашего рынка? Если да, то чем это можно объяснить?

Несомненно, направление ИТ-услуг в значительной степени ощутило на себе общие тренды 2014-15 годов: сокращение бюджетов заказчиков на ИТ-проекты, резкий рост требований к эффективности ИТ, рост спроса на решения по оптимизации ИТ-инфраструктуры.

Тем не менее, рынок вырос - по оценкам TAdviser, его объем в 2014 году составил 66,3 млрд руб., увеличившись на 9% по отношению к 2013 году, по итогам 2015 года прогнозировался дальнейший рост в 5%.

Изменился ли характер конкуренции за последнее время?

Можно выделить спрос на оптимизацию имеющихся ресурсов: многие компании стали поощрять развитие смежных компетенций своих сотрудников, повышая конкурентоспособность за счет внутренних ресурсов. Новые возможности для гибкого масштабирования предоставляемых услуг также связаны с инновационными технологиями. Решения для удаленного проактивного мониторинга на базе интернета вещей, дистанционного видеонаблюдения, предиктивной аналитики востребованы не только клиентами, но и в нутри компаний, так как позволяют оказывать более качественный сервис.

Некоторые компании развивают «нишевые» направления – например, обслуживая инженерные системы и предоставляя прикладные инструменты контроля и оптимизации сопровождения и эксплуатации ИТ-систем. Узкая специализация является одной из позитивных стратегий в период кризиса, позволяя более четко определить конкурентные преимущества, но здесь очень важно правильно определить «точку приложения сил».

Изменилось ли поведение потребителей? Если да, то как именно?

Заказчики становятся такими же опытными, как и подрядчики, это логика развития рынка: они накапливают собственные практики управления ИТ-инфраструктурой и активами, более четко формулируют ожидания от аутсорсинговых проектов и принципы взаимодействия с провайдерами.

Спрос также развивается в направлении импортозамещения: отечественные компании стали задумываться о снижении зависимости от иностранной интеллектуальной собственности. В этом плане у рынка аутсорсинговых ИТ-услуг появилась точка роста.

Можно ли говорить о том, что барьер входа на ваш рынок стал выше/ниже? Если да, то каковы причины?

В случае нашего рынка таким барьером являются, конечно, не финансы, а компетенции и опыт работы по выбранному направлению. Это ключевые аспекты, на которых основывается бизнес любого ИТ-аутсорсера или интегратора. Можно достаточно просто открыть тиражируемый бизнес – розничную сеть или банк, но в аутсорсинговом бизнесе велика составляющая интеллектуального капитала – компетенций, сотрудников, особенно с учетом работы в регионах. Команда, пул заказчиков, опыт и истории успеха – вот барьер входа на рынок, он всегда одинаково высок. При этом даже в случае M&A-активностей это не будет «сменой вывески»: аналогично тому, как в походе общая скорость группы определяется возможностями наименее подготовленного участника, объединение компаний всегда требует выравнивания баланса сил. Как правило, крупная компания имеет более высокий уровень компетенции и культуры работы с заказчиком – тогда даже при поглощении более мелких игроков сумма «на выходе» имеет положительное значение.

Какое событие, произошедшее за последний год, Вы считаете самым значимым для вашей отрасли?

Во-первых, это новая редакция закона 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», позволяющего даже в условиях недостатка средств реализовывать крупные федеральные интеграционные проекты. Во-вторых, вступление в силу нового закона о персональных данных и его возможные последствия, одним из которых можно назвать вероятное появление института доверенных операторов.

Далее, конечно, санкции и импортозамещение: оборудование ряда известных вендоров оказалось недоступным. Это, в сочетании со снижением бюджетов, привело к выработке стратегии закупок оборудования по принципу «здесь и сейчас». Это справедливо для всех сегментов рынка – от госструктур до небольших компаний. Также, на волне импортозамещения многие проанонсировали свою готовность создавать собственные продукты (ОС, среды виртуализации, системы управления базами данных и т.д.). В реальности реализовать задуманное пока удается немногим.

Каких важных событий, связанных с вашей отраслью, Вы ожидали в текущем году, но они не случились? Почему, как Вы думаете?

Пожалуй, не совсем оправдал себя сегмент big data – можно сказать, что конвертировать термин в продукт пока ни у кого не получилось. Отметим и задерживающийся массовый переход заказчиков к решениям класса SaaS – сегмент IaaS по-прежнему сохраняет роль драйвера облачного рынка.

Полный текст обзора читайте на сайте журнала Research&Trends

Назад к разделу "Публикации"